Ломоносов и природа против Ньютона

Сообщение №50967 от Виктор Бабинцев 17 января 2008 г. 18:29
Тема: Ломоносов и природа против Ньютона

ЛОМОНОСОВ И ПРИРОДА ПРОТИВ НЬЮТОНА


Спелое наливное яблочко висит на согнувшейся под его тяжестью ветке. Ньютон открыл, что между яблоком и Землей действует сила взаимного тяготения, которая пропорциональна весу яблока (дескать, эта сила и гнет ветку). Вес яблока, по мнению Ньютона, пропорционален количеству его неподвижного вещества. Однако это не яблоко тяготеет к Земле, а это атомы яблока тяготеют к атомам Земли, ведь только атом является «источником» гравитации и только атом является ее «приемником». Атомы – весьма подвижные единицы вещества и тела, а масса подвижного атома относительно, скажем, чашки весов весьма переменчива даже в очень короткие промежутки времени. Следовательно, яблоко тяготеет к Земле движением своих атомов. Поэтому вес тел не может быть мерой силы их гравитационных взаимодействий.

Ломоносов в своем докладе в 1758 году «Об отношении количества материи и веса» сделал вывод: «Тяжесть тел не пропорциональна количеству вещества». Он видел погрешности Ньютона и других физиков («circulus»), «когда они хотят доказать, что тяжесть тел пропорциональна количеству вещества». Согласно Ломоносову, должна существовать известная трудность и в объяснении факта сохранения веса при химических реакциях (См. www, rustrana. ru/print. php? nid = 3327). Поэтому Ломоносов не мог сказать и не говорил, что масса веществ, вступивших в реакцию, равна массе веществ, получившихся в результате ее. Он говорил лишь о законе сохранения количества вещества (материи).

Г. Ландольт потратил десять лет на то, чтобы доказать справедливость закона сохранения массы веществ с точностью до десятого знака. Вам потребуется не более часа, чтобы убедиться в том, что такого закона в природе не существует.

Опыт первый. Возьмем одну щепотку пищевой соды и смешаем ее с одной щепоткой лимонной кислоты. В аптечке найдем небольшой (6см) пластиковый пенал из-под таблеток, похожий на маленькую пробирку с плотной капроновой пробочкой полой изнутри. Поместим смесь в пробирку и поставим ее в чашку подвесных аптечных «двадцатиграммовиков». В полость пробочки с помощью шприца поместим 3 – 5 капель воды и поставим пробочку на пробирку. Посредством любой тары (песок, дробь и т. п.) уравновесим весы. Аккуратно наклоним пробирку и закроем ее пробочкой. Пока капелька воды «ступеньками» опускается по стенке пробирки, стрелка потревоженных весов должна успеть вернуться в нулевую точку. Как только вода попадает на смесь, начинается бурная реакция, которая сопровождается выделением большого количества углекислого газа. Смотрим на стрелку, хотя и без нее уже видим уменьшение веса вещества в пробирке. Если количество сухой смеси оказалось нами взято удачно, то пробочка выстреливает только тогда, когда реакция в пробирке уже почти прекратилась. Это свидетельствует о чистоте поставленного нами эксперимента, то есть о герметичности пробки.

Опыт второй. В старой аптечке находим маленький стеклянный пузырек из-под каких-то капель и, если повезет, пробочку к нему из твердой черной резины. С помощью шприца помещаем в прозрачную склянку такое небольшое количество воды, чтобы ее только хорошо было видно в склянке. Со значительным усилием плотно затыкаем склянку пробкой, подвешиваем ее на нитке к чашке весов и весы уравновешиваем. Не спеша, нагреваем воду в склянке пламенем зажигалки до первых признаков ее закипания в тонком слое (склянка на нитке висит косо). Дальнейшее нагревание опасно! Да оно уже и не нужно, так как в это время стрелка весов уже немного отклонилась, указывая нам на уменьшение веса воды в склянке. Вскоре она вернется в нулевую точку, и опыт можно будет повторить.


Этот опыт сложнее первого. Он может у вас «не пойти» по двум причинам. Во-первых, вам не удалось найти достаточно легкую склянку, ваши весы перегружены и ожидаемый результат оказался за пределом (порогом) чувствительности ваших весов. Протестируйте их. Предел чувствительности моих порожних весов равен 6мм2 газетной бумаги, а нагруженных – 20. Это для сравнимости. Во-вторых, к моменту закипания воды сама склянка достаточно не прогрелась, и произошла мгновенная конденсация паров воды на ее относительно холодных стенках. А когда внутри склянки ничто не летает, ее вес ничто не меняет. Только этот опыт, как его не крути или не усовершенствуй, позволяет нам «отключить» закон Архимеда и убедиться в «самолетучести» паров воды.


Опыт третий. Для этого опыта возьмем в аптечке маленький (5см) пенал из-под крошечных таблеток нитроглицерина и с помощью шприца поместим в него полкубика воды. Полую капроновую пробочку от пенала наполним поваренной солью. Зажав пробочку между большим и указательным пальцами, обдуем ее со всех сторон. Поставим пробочку на пенал, а пенал поставим в чашку весов и весы уравновесим. Затем аккуратно переворачиваем пробочку, высыпая соль в пенал, затыкаем пенал и возвращаем его в чашку весов. Тут нам придется подождать минут пять, прежде чем стрелка весов чуть-чуть, но все же отклонится, указывая на уменьшение веса исходных веществ.


Если для этого опыта взять провизорские «пятиграммовички», то отклонение стрелки этих куда более чувствительных весов в конце этого опыта будет куда более значительным. Следовательно, чем меньше и чувствительнее весы и чем пропорционально им меньше полезная нагрузка, тем больше и заметнее может быть результат. «Чем меньше, тем больше» - это не парадокс, а суть открытого мной метода суммарного взвешивания, позволившего мне делать открытия там, где не ждали. А теперь посмотрите на «сосуд Ландольта» (это две колбочки с одним общим горлышком) и задайтесь вопросом: а сколько она весит и что в ней вообще можно с точностью до десятого знака взвесить?..


Видимая невооруженным глазом частичка тумана висит в неподвижном воздухе. В ней больше миллиона молекул воды. По сути, это маленькое физическое тело. Его плотность больше плотности окружающего воздуха в тысячу раз. Между ним и Землей тоже действует сила взаимного тяготения. Однако оно, так сказать, свободно в своем выборе – стать ему частичкой росы или дождя. Движением атомов своего тела частичка тумана тяготеет к Земле и этим же движением она может отталкиваться от нее. Эти рассуждения можно было бы считать несостоятельными, если б не опыт. А опыт – основа познания и знания. У моих предшественников этого знания не было. Только в этом и есть их кажущаяся слабость и моя видимая сила.


Все мы немного физики, но в каждом живет Емеля. Полный штиль. Мы в лодке. Красотища!.. У нас вдруг возникло праздное желание заставить лодку двигаться в нужном направлении каким-то уж совсем незатратным и удивительным способом. Однако мы уже почти спим.


Помнится, последним таким изобретательным и удачливым рыболовом был К. Э. Циолковский. Ведь это он, объясняя какому-то рыбаку принцип реактивного движения, стал энергично выбрасывать через корму своей лодки все нужные вещи, и лодка действительно поплыла. Однако есть принцип движения и попроще.


Установим в своей лодчонке наклонную плоскость (просто доску) и станем скатывать по ней, скажем, кирпичи. В момент удара разогнавшегося под действием силы тяжести кирпича о нос лодки, лодка не только получит импульс для своего движения вперед, но и ее вес на миг увеличится, о чем нам сообщат круги на воде. Вот так просто мы можем заставить гравитацию Земли поработать на нас. Однако мы можем заставить ее поработать и посильнее. На подвижной оси установим в лодке большой круг, а на край круга поставим тяжелую бочку с водой. С помощью маломощного движка раскрутим круг в строго горизонтальной плоскости. Ничего неожиданного при этом происходить не будет. Но стоит нам немного наклонить круг, как все резко переменится. Это мы «включили гравитацию» и на трясущейся и готовой вот-вот развалиться или уйти под воду лодке поплыли туда, куда стала выплескиваться вода из бочки.


Этот гравитационно-инерционный принцип движения вы можете легко проверить сами. Для этого вам нужно придти на каток без коньков, но с увесистой гирькой в руках, привязать к гире веревку и попытаться эту гирю раскрутить. Согласен, это будет сделать непросто. Но все же хочется верить, что вы быстро научитесь двигаться в нужном направлении, меняя угол наклона плоскости вращения гири. Однако кроме вас на катке могут оказаться шустрые мальчишки, которые станут бить по раскрученной гире своими клюшками. В этом случае ваше движение станет хаотичным и будет напоминать движение свободного атома простого газа. Но мальчишки – на то они и мальчишки – могут быстро сообразить, как ударами клюшек по гире заставить вас двигаться в центре их круга. В этом случае ваше движение будет очень напоминать движение несвободного атома тела.


Увы, к более серьезному разговору об атоме вы еще не готовы. Я говорю не лично о Вас, а в общем. Но скажу, что гравитационно-инерционная модель атома, открытая мной в 1985 году, буквально заставила меня взять в руки весы, провести множество бессмысленных, с точки зрения всех остальных людей, экспериментов и сделать множество открытий.


И еще. На одном из сайтов меня обвинили в жадности: мол, я все фундаментальные открытия будущего себе хочу присвоить. Действительно, у кого-то уже может сложиться такое впечатление. Однако не я виноват в том, что работы мои не публиковались. Например, еще в 1985 году редактор научного отдела «Науки и жизни» ответил мне: дескать, когда ты будешь академиком, тогда мы и будем тебя популяризировать. А статья та называлась «Философия единства».


Отклики на это сообщение:

Физика в анимациях - Купить диск - Тесты по физике - Графики on-line

Реклама:
Rambler's Top100