Рельсы из космоса

Сообщение №603 от ВАдим 01 мая 2002 г. 16:44
Тема: Рельсы из космоса

Вчера в Париже французский летчик-космонавт Жан Поль Кретьен вручил русскому инженеру Андрею Ушакову главный приз международной выставки JEC Composites Show-2002 в номинации "транспорт".
Эта награда подтвердила приоритет России в направлении, определенном как создание и внедрение технологий ХХI века.

Наша страна совершила прорыв в области, где лидерами всегда считались высокоразвитые страны Западной Европы, а также США и Япония.
Поверить в это столь же трудно, как в то, если бы какой-то российский автомобиль вдруг был признан лучшим автомобилем начала третьего тысячелетия. И все-таки невероятное стало очевидным.
Заслуга в этом "русском чуде" принадлежит исключительно доктору технических наук профессору Ушакову. А ведь все могло сложиться иначе...

Родился Андрей Евгеньевич в селе Курманевка Оренбургской области.
Смог поступить в МВТУ им. Н.Э. Баумана. Распределен был в центр мирового значения - ЦАГИ и почти сразу стал заниматься новым направлением - исследованием композиционных материалов, предназначавшихся для авиакосмической промышленности.
В 1992 году с блеском защитил докторскую диссертацию и осознал, что отечественной фундаментальной науке его талант не нужен.

Ушакову повезло в том, что в рамках конверсионных программ он стал представлять интересы ЦАГИ в Западной Европе и США еще до того, как рухнул Советский Союз.

Вот что вспоминает о том периоде сам Андрей Евгеньевич:
- По специальному соглашению я был прикомандирован от ЦАГИ к крупнейшей американской корпорации "Рокуэлл интернэшнл", которая, в частности, участвовала в создании "невидимки" В-1, космического челнока "Шаттл".
Американцы были со мной предельно откровенны, хотя я не скрывал, что в США никогда не останусь, обязательно вернусь в Россию. Американская индустрия впечатление, конечно, производила. Но ничего такого, что было бы нам не по силам, в США я не нашел. Наоборот, по многим направлениям мы были впереди. И настоящей трагедией лично я воспринимал то, что российские ученые себя реализовать в родной стране не могли.

Американцы поручили мне давать экспертную оценку многочисленным обращениям из России, в которых соотечественники клялись в любви Америке и предлагали свой талант

Вашингтону. Большей частью письма шли от сотрудников бывших "почтовых ящиков", которые в начале девяностых действительно оказались в ситуации поистине драматической.
Трагедия заключалась, по-моему, в определенной зашоренности специалистов, всегда работавших по закрытым тематикам. Они почему-то были уверены, что их талант, их прежние наработки могут быть востребованы только в военной области.

Время было достаточно смутное, и наша страна тогда действительно лишилась ряда ценных специалистов, хотя далеко не все нашли себя в чужом мире.

Мне же работа в США показала, что и Россия может активно внедрять в народное хозяйство самую новейшую "оборонную" технологию, если делать это с помощью малого бизнеса.

В США есть крупнейший исследовательский центр "Райт-Паттерсон", работающий в интересах ВВС за бюджетные деньги. Однако вокруг этого центра имеется полсотни малых предприятий, которые внедряют уникальные разработки военно-воздушных сил в сугубо мирные технологии. Работая на предприятиях ВПК США, я получил навыки организации инновационной политики в интересах, пусть это и звучит нескромно, общегосударственных...

Уж в чем, в чем, а в скромности профессору Ушакову отказать нельзя.
Его кандидатская (!) диссертация принесла ЦАГИ 300 тысяч долларов.
Он один обыграл таких гигантов мировой индустрии, как американские корпорации "Нортроп" и "Локхид".
В США был объявлен конкурс на оптимальное моделирование возможных разрушений композиционных материалов в авиации.

Россию представляло малое предприятие господина Ушакова, а США - помянутые монстры ВПК.
Мы моделировали вероятность разрушения по 25 параметрам в парке из 2000 самолетов и ответ выдавали за 7 (!) минут. Гиганты ВПК США, довлеющие над миром, взяли за основу парк из 500 машин, смоделировав разрушение по 2-3 параметрам (против наших двадцати пяти). И уложились в 30 (!) минут. Даже самодовольные янки были вынуждены признать превосходство российского научно-технического интеллекта.

И кто про это в России знает? Кто знает о том, что именно "авиатор" Ушаков первым догадался использовать аэрокосмическую технологию в железнодорожном транспорте?

Композиционные материалы изначально считались экзотическими, пригодными только для "высокого полета" в авиации или космосе, а вот Андрей Ушаков приземлил их и попал в точку. Россия первой стала использовать композиционные материалы в накладках на железнодорожные рельсовые стыки. Эффект оказался потрясающим. Классическая металлическая накладка, применяемая во всем мире, весит 80 килограмм, а российская композиционная - 12 килограмм. Как говорится, почувствуйте разницу! Сейчас российские накладки примеряют к своим рельсам в Бельгии, Франции и Индии.

Есть еще одна тонкость железнодорожной технологии - шлифование рельсов. Законодателем моды здесь традиционно была Швейцария. До тех пор, пока за шлифовку не взялся Ушаков со своими авиационными композитами... Сегодня Россия выпускает специализированные поезда, превосходящие лучшие в мире (!) швейцарские по скорости и качеству обработки рельсов в полтора раза.

В самом начале девяностых годов профессор Ушаков сумел собрать вокруг себя увлеченных специалистов своего дела, которые и обеспечили России мировой приоритет в области самых высоких технологий.

Самое удивительное и обидное, что его коллектив ни разу не попал ни в одну из федеральных или президентских программ поддержки молодых дарований, которых у нас немало.

Фактически молодые ученые (их средний возраст - 30 лет) всегда работали за свой счет, хотя их деятельность была и остается направленной во имя интересов Отечества.
Сергей Птичкин
«Российская газета» Среда, 10 апреля 2002 г., No 64 (2932)
-----------------


Отклики на это сообщение:

Физика в анимациях - Купить диск - Тесты по физике - Графики on-line

Реклама:
Rambler's Top100