Пределы системности? Единое без множества?

Сообщение №821 от Fw: Искандар Асадуллаев 21 ноября 2008 г. 11:21
Тема: Пределы системности? Единое без множества?

[Перенесено модератором из форума "Новые теории в физике"]

Сообщение №58020 от Искандар Асадуллаев 01 ноября 2008 г. 19:11
Тема: Пределы системности? Единое без множества?

Искандар Асадуллаев
доктор философских наук,

Ибн Сина у истоков современных проблем
Аспект допустимого и недопустимого

Важнейшей проблемой философии с самого ее зарождения является соотношение единого и множества. У Ибн Сина вопрос рассматривается следующим образом: «Единое же, в известном отношении содержащее множество, либо находится в возможности, либо в действительности. Если оно находится в действительности, то вещь образуется из многих вещей путем соединения и сочетания. Если же оно находится в возможности, то измерения и непрерывные количества его являются единым и нераздельным в действительности, но поддаются делению (Ибн Сина. Избранные философские произведения. Москва: Наука, 1980, стр. 124). Эти идеи впервые были высказаны Аристотелем, получив дальнейшее оригинальное развитие у Ибн Сины (Аристотель. Сочинения в четырех томах. Москва: Мысль, том 3, стр. 387).
В этих идеях истоки некоторых современных подходов к единому и множеству, которые можно сформулировать в следующих тезисах.
1. Единое бесконечно делится, но только в возможности. В действительности бесконечное деление элементарных частиц не допускается реальными фундаментальными основами Вселенной. К этому нас подводит соотношение категорий допустимого и недопустимого. Вселенная, ее фундаментальные свойства, делающие ее именно такой, а не другой (антропный принцип), не допускают бесконечного деления атомов и элементарных частиц.
2. Системный подход, развернутый в аспекте соотношения единого и множества, делимого и неделимого (система не сводима к составляющим ее элементам) говорит о том, что существует соотношение целостности и части, которые не сводимы друг к другу. Целостность это нечто иное, чем составляющие ее части. Поэтому если целостность как нечто неделимое допустима, то в ее условиях недопустимо реальное существование частей как разделенных и взаимодействующих. То есть следует говорить о двух реально существующих аспектах: Первый заключается в том, что целостность, целое может существовать как единая система взаимодействующих ее частей или элементов. Второй в том, что целостность, целое может существовать как неделимое, не содержа в себе частей и их взаимодействия, выступая как нечто иное, несистемное, обладая совершенно иными качествами (в данном случае речь не идет о системе свойств неделимой вещи, предельно малой частицы). Второй аспект имеет прямое отношение к микромиру и определяется свойствами Вселенной, не допускающей бесконечного деления вещей.
Замечательно, что тысячу лет назад Ибн Сина в «Книге знаний» дает свои доказательства невозможности делимости тел на частицы. Он пишет: «Стало быть, достоверным является то, что тело не состоит из частиц. И в действительности оно не имеет частиц до тех пор, пока его не разделят [на части], иначе у него было бы безграничное и безмерное число частиц (там же, стр. 113).
Гениальность Аристотеля и Ибн Сины в выдвижении ими идеи, которые сегодня могут быть рассмотрены в аспекте соотношения категорий допустимого и недопустимого. Это широчайший аспект, ожидающий философских и естественнонаучных исследований.
Вселенная реальная, такая, а не иная, с тонко подстроенными друг к другу фундаментальными константами и свойствами не допускает бесконечного деления вещей. При делении всегда есть предел, когда целостность не состоит из частей при одновременном существовании бесконечного мира вещей, представляющих собой системы – соединение и взаимодействие частей.
В отличие от Ибн Сины мы допускаем существование элементарных частиц (об этом говорит естествознание последних столетий), которые относительно неделимы. Но это не абсолютный релятивизм, он имеет реальные пределы. Это в некотором смысле могут быть атомы атомов, они возникают по-разному в зависимости от допустимых пределов и процессов, разделяющих частицы. Однако, на наш взгляд, предельные частицы являются целостностями второго рода, аспекта. Это в определенном смысле единое без множества. Для Ибн Сины таковыми являются точка и Бог.
Универсальная идея о не разделенной целостности вещей сегодня получает иную универсальность как реальное существование делимости вещей на частицы, их системности, но до определенного предела (Аристотель), допускаемого реальной Вселенной. Атомы и атомы атомов существуют, но до определенного предела и определяются конкретными реальными процессами в пространстве их существования.
Идеи, высказанные тысячи лет назад, находят сегодня новое звучание и дополнительное подтверждение при применении к данному аспекту диалектического соотношения категорий допустимого и недопустимого. Более того, они разворачиваются в современных проблемах философии и естествознания, в частности требуют исследования в области физики микромира в аспекте существования целого без частей. Возникает парадоксальный вопрос о том, в какой мере системность универсальна? Единое без множества?

Отклики на это сообщение:

> 1. Единое бесконечно делится, но только в возможности. В действительности бесконечное деление элементарных частиц не допускается реальными фундаментальными основами Вселенной. К этому нас подводит соотношение категорий допустимого и недопустимого. Вселенная, ее фундаментальные свойства, делающие ее именно такой, а не другой (антропный принцип), не допускают бесконечного деления атомов и элементарных частиц.

ДМ: 1. Именно фундаментальные законы и допускают бесконечность макро и микрокосмоса. Есть натурфилософские теории, представляющие микрочастицу как внутреннюю метавселенную, и нашу метавселенную - как микрочастицу во вселенной высшего уровня.

2. А антропоцентрический принцип порождает субъективную дискретность и ограниченность измерения (кажинность неделимости) микромира и непрерывность субъективно бесконечного макромира.


Отклики на это сообщение:

Физика в анимациях - Купить диск - Тесты по физике - Графики on-line

Реклама:
Rambler's Top100